Учебные рецензии

В этой теме вы можете делать заявки на рецензии и писать свои собственные

ПОМОЛИСЬ ОБО МНЕ НА РАССВЕТЕ

Сообщение В.Пилигриммм » 08 дек 2018, 12:30

ПОМОЛИСЬ ОБО МНЕ НА РАССВЕТЕ
Автор: Попов Шурик
(К сожалению, автор удалил свою страничку)

РЕЦЕНЗИЯ

Давайте в очередной раз условимся, что критик обязан сделать всё, что в его силах, для того, чтобы помочь автору повысить уровень написания произведений. В этом сайте абстрактные рецензии, в которых демонстрируется знание критиком стихотворных размеров и терминов и понимание смыслов, заложенных автором, – не нужны. Более того, они загромождают рецензии, тем самым рассеивая внимание авторов и читателей. В результате учебная эффективность рецензий – резко снижается. ЗДЕСЬ критик должен быть учителем, а не фотомоделью, любующейся собой в зеркале. Говорю об этом – без каких-либо намёков, обращаясь в том числе – и к себе самому.
Именно за этим сюда тянутся авторы.
Итак…

Помолись обо мне на рассвете,
Если я не вернусь из боя!
– А почему – именно НА РАССВЕТЕ? Вечерняя молитва – не дойдёт, что ли? Тогда – почему не дойдёт? Вот ввёл автор деталь, не привязанную ни к чему – и появились непрописанности и неадекватности.
Пусть молитву на крыльях ветер
До меня донесет. Мне покоя
– Вот, вроде бы, нет ничего страшного в том, что строку завершает начало следующего предложения, но всё же возникает некая неловкость текста. Читателю приятнее, когда новая мысль начинается с новой строки, уж так мы устроены, так привыкли. О комфорте читателя автор должен помнить всегда, если пишет не только для себя. Хотя, повторюсь, ошибки тут нет.
В этом мире всегда не хватало:
Весь в делах, маете, да ссорах,
– Вторая запятая поставлена ошибочно. Если последний член ряда перечислений присоединяется союзами и, да, или, то запятая перед ним не ставится.
А судьба, как изгиб лекала -
Вкривь да вкось по бескрайним просторам
. – Слишком яркий звук (М) замыкает ответную рифму. Нужно помнить, что рифма – это созвучное эхо. Крикнул …АХ, а вернулось …АМ! Ой!)
Мне до Неба осталось немного, – Эта строка выглядит декларативно. Автор должен был поставить это как вариант, по крайней мере, элемент сомнения обязан здесь присутствовать. А так получается, что лирический герой идёт на осознанную смерть. Ко всему здесь обнаруживается текстовое противоречие со второй строкой, в которой этот вариант выставлен условием: «Если я не вернусь…»
Да боюсь - ошибусь тропою. – А это – вообще нонсенс. Пути души после смерти от неё самой едва ли зависят.
Пусть молитва к чертогу Бога – Получается, что молитва обращена к чертогу Бога. Это первое. А второе, хотелось бы понять, что автор подразумевает под понятием ЧЕРТОГ БОГА? Как мне представляется, это – минимум Вселенная, в одной из точек которой и находится лирический герой, ищущий тропу, как мне хотелось бы считать, к Райским вратам, а отнюдь не к ЧЕРТОГУ Бога.
Станет мне путеводной звездою! – Нельзя сказать, что это – не рифма, но нельзя не сказать, что она – очень слабенькая, на одних гласных. Этого маловато для полноценной рифмовки, для эффективного созвучия.
Там от бед и сумятицы здешней
Отдохну под листвой кленовой.
Не печалься - рассветом вешним
– Вот опять автор не слышит написанного. Тире здесь не прописывает ситуацию так, как хочется автору. Верный смысл проступает лишь по прочтении следующей строки, но читатель к тому моменту уже ищет печали в вешнем рассвете. А первый воспринятый смысл всегда весомее последующих, точно так же, как в восприятии образа прямой смысл всегда первичен(устал повторять азбучные истины) . Как в том анекдоте: вилки-то нашлись, но осадок остался.
Через годы увидимся снова... – Через годы здесь – неточно. Получается намёк на какую-то временнУю конкретику, нужно такие фразы прописывать с оттенком большей неопределённости: когда-нибудь или бог даст…
"Скоро бой" - нам сигналит дозорный, – Я не большой знаток нынешних сигналов дозорного, но мне представляется, что они должны быть более конкретными, чем СКОРО или НЕСКОРО…
Погрустнели служивых лица. – А вот «отприлагательное» существительное СЛУЖИВЫЙ здесь употреблено неточно. Так военнослужащие (и не только военно…) лишь иронично или условно обращаются друг к другу, это как бы профессиональный жаргон. Максимум можно употребить слово в специфичной ситуации не в качестве существительного, а в качестве прилагательного – например, служивый люд, служивый народ, где опять-таки содержится намёк на некую сленговую или жаргонную составляющую. В описательном повествовании это существительное – не работает,
Ты, проснувшись в избе просторной, – А здесь изба зачем-то оговорена как просторная. Зачем? В художественном произведении – это нужно помнить всегда – каждая деталь обязана играть свою роль. Зачем тут – ПРОСТОРНАЯ изба? Получается, что тот, к кому обращается лирический герой (сделаем вид, что мы догадались, что это его пассия, хотя в поданном виде вполне представляется и друг, и мать, и отец…), так вот получается, что в тесной избе он вправе забыть помолиться о лирическом герое. Кое-как прокатило бы, если бы было употреблено с местоимением СВОЕЙ. Но и всё равно этот эпитет здесь заработать не может.
Обо мне не забудь помолиться...
Стихи технически грубых сбоев не имеют, разве что рифмовка простовата, а вот в стилистике и семантике огрехов хватает. Но это здесь – не главное. Мало того, что тема заезжена, это не грех, но автором не предпринято попыток раскрыть её как-нибудь по-своему. Нет конкретной фактуры ожидания боя, нет обстановки, нет нервозности, без которой не бывает даже настройки человека перед выступлением на сцене или на спортплощадке… Создаётся впечатление, что стихотворение автор писал по заданию. И не важно – по чужому или по своему заданию. Скажем, к 23 февраля или к 9 мая.
О минутах перед боем писали многие.
Напомню стихотворение Владимира Орлова «Перед боем», написанное явно в патетическом ключе, кстати, схожее по построению с разбираемым,
песню Владимира Высоцкого «Письмо перед боем», стихотворение «В сыром окопе перед боем…» Сергея Крюкова, в котором несколько слов первой строфы – сразу зримо погружают читателя в ощущения бойца:

«В сыром окопе перед боем
Под утро на передовой
В тревожной дрёме нам обоим
Укрыться сладко с головой…»



В противовес этому – в разбираемом произведении – какие бы то ни были детали отсутствуют. А ведь именно конкретная фактура и призвана вселять доверие читателя или слушателя к рассказчику.
Вроде бы всё верно выписано, образ стихотворения построен, но – не цепляет, нет изюмины, занозы, заковыки интересной… Даже если автор и находился в описанной ситуации, текст всё равно отдаёт вторичностью, если не надуманностью.
Может, это моё субъективное впечатление, но избавиться от него не могу. Поэзия начинается с новизны.
В.Пилигриммм
Читатель
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 18 окт 2017, 16:25

Re: Учебные рецензии

Сообщение В.Пилигриммм » 26 дек 2018, 12:28

Перелистал всё предложенное к разбору, свежих анонсов не нашёл, а из старых запасов взял то, что считаю наиболее интересным.
Стихи сегодняшних авторов разбирали и не раз, но – какая разница, кого разбирать, важно, чтобы разбор был полезным для всех, ведь другим авторам учиться предпочтительно на чужих ошибках, не так ли?
Обе поэтессы серьёзно работают со словом, каждая по-своему. Они не похожи друг на друга – и соответственно разнятся их стили и манеры в поэзии.
Рассматривать недостатки их стихов интересно, поскольку технической грязи – сбоев в рифмовке и ритмике, изобилия слов-паразитов, многословности в строках и грубых семантических ошибок – у них нет.
То есть – авторы обладают неплохим литературным слухом.
Итак, расправляю плечи – и начинаю активно прискрипываться.

У печки
Автор: Воскобойник Алена
https://poembook.ru/.../468080


Разбрасывает рыжие оттенки
В печурке арестованный костер,
И пляшут блики на худых коленках
Ворвавшихся с мороза в дом сестер.
Девчонки примостились рядом с печкой,
Согнали кошку, что в углу спала,
Болтают про большой каток на речке,
И пироги таскают со стола.
Две дочери моей любимой тетки
Оттаивают шумно у огня,
Счастливые, веселые погодки
Не замечают скромную меня.
Меня, с недетским и печальным взглядом,
С высоким лбом и тысячью причин
Замерзнуть, а не таять с ними рядом
У старой раскалившейся печи.
---------------------------------


Стихи, по которым сразу можно сказать, что автор серьёзно с ними работал.
Речь о технике заводить не имеет смысла.
Мне довелось видеть их в первозданном виде, когда Алёна только схватила словами общий художественный образ, но строки не могли ещё в точности донести до читателя всех оттенков эмоций лирической героини.
Сейчас текст прописан, однако и в нём автор, допустив элемент интриги, загадки, попалась на крючок этой интриги. Получилось, что в дом сестёр ворвались КОЛЕНКИ, на которые – и только на них! – огонь очага бросает блики.
Что же делать автору?
Если немного поразмыслить, выход найдётся довольно простой. Достаточно первую и вторую строфы поменять местами.
И сразу стихи станут однозначно прописанными, логически строгими.
А ёмкость и глубина, заложенные в произведение автором, сохранятся.
Правда, замечу, что образ лирической героини был бы гораздо ёмче и глубже, если бы автор дала понять, почему ей так плохо. Хотя бы намёком направила ход читательской мысли.
Ведь именно это, стоящее за текстом – и есть основная интрига произведения, на основе которой складывается единый образ стихотворения.
Так, стоп! Похоже, малость перехвалил. Видимо, автор пытался заложить иной смысл в первые строфы, да прописал неудачно. Блики пляшут на коленках сестёр, ворвавшихся с мороза в дом. Это – совсем другое дело, но этот смысл необходимо тщательно выстроить.
И пляшут блики на худых коленках
Влетевших в дом (щебечущих) сестер. – вот что-то в подобном ключе, тогда строфы будут законно стоять на местах, определённых автором.
Или – ближе к тексту автора:
С мороза в дом ворвавшихся сестёр.
Вот, собственно, и всё, что можно сказать по поводу недостатков произведения. А про его достоинства разговор не обязателен – они налицо. И автор знает про них и без нашего подтверждения.

Косуля
- Ну, не кривись в усмешках, дева моя золотая!
Хочешь - иглой неспешной юбку твою залатаю?

Хочешь - стяну сапожки с ног безнадёжно усталых,
Выдам повидло и ложку, чаю плесну в пиалу?

Лук мой крепко сработан, стрелы в насечку косую -
Завтра пойду на охоту да подстрелю косулю,

Сложим костёр из чурок, мяса нажарим - отменно!
Из неподатливой шкуры выйдет ковёр на стену.

- Славный денёк сегодня; я на чуть-чуть, ненадолго.
Не суетись, охотник, - тернии были не колки.

Чуть посижу на лавке, чуть на тебя полюбуюсь -
Да и уйду по травке, драной одёжкой красуясь.

Лес говорлив да светел, солнца отрадны посулы.
...Жалко, что ты не заметил,
Как подстрелил
Косулю.
Автор: Khelga
https://poembook.ru/.../601056


- Ну, не кривись в ухмылках, дева моя золотая!
Хочешь - иголкой пылкой юбку твою залатаю?
– ПЫЛКОЙ. Возможен такой эпитет – в случае переноса смыслов по поводу разорванной юбки. Каков же смысл? Насилие? Или дева пробиралась огородами к любимому, но тогда почему она ухмыляется? Пылкость же своих чувств, опосредованную через иглу, зашивающую юбку, обнажать словами...

Хочешь - стяну сапожки с ног безнадёжно усталых,
Выдам повидло и ложку, чаю плесну в пиалу?
– ВЫДАМ ПОВИДЛО И ЛОЖКУ. И кто же где так говорит? Повидло не ВЫДАЮТ, а ДАЮТ, выдают разве что для продажи в магазине или для раздачи на кухню. А ЛОЖКА к повидлу параллельно не озвучивается, а ПОДРАЗУМЕВАЕТСЯ естественным образом. Если, конечно, персонаж не предпочитает ковырять повидло пальцами... Если следовать фразеологии русского языка, нужно написать: ХОЧЕШЬ ПОВИДЛА (ДАТЬ ПОВИДЛА)? И всё. Остальные обороты ИСКУССТВЕННЫ и ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННЫ для личных обращений. А нарочито-небрежное ПЛЕСНУ годится разве как сленг между давно знакомыми близкими людьми, а в качестве глагола при оказании внимания к понравившейся девушке, как теперь говорят наши политики, – контрпродуктивно. А в слове ПИАЛА ударение падает на последнюю гласную.

Лук мой крепко сработан, стрелы в насечку косую -
Завтра пойду на охоту да подстрелю косулю,
Сложим костёр из чурок, мяса нажарим - отменно!
Из неподатливой шкуры выйдет ковёр на стену –
Вновь и вновь – случайные слова. Почему костёр – именно из ЧУРОК, а не из поленьев и хвороста? Почему шкура – НЕПОДАТЛИВАЯ? Нет убедительности в применении этих слов. Они не дополняют образа произведения. А значит, автор их использовал – ради сохранения ритмики и оригинальности рифмовки. То есть – ради вторичных качеств.

- Славный денёк сегодня. Я на чуть-чуть, ненадолго.
Не суетись, охотник, - тернии были не колки.
– Если тернии НЕ КОЛКИ, то почему юбка изодрана?

Чуть посижу на лавке, чуть на тебя полюбуюсь -
Да и уйду по травке, драной одёжкой красуясь.
Лес говорлив да светел, солнца отрадны посулы.
...Жалко, что ты не заметил,
Как подстрелил
Косулю.

Ага, вот, оказывается, в чём – причина драных юбок! Любопытная метаморфоза. Значит, стрелы попали в юбку?
Позвольте, а зачем же уходить-то! А жарить – кого? Ох уж эти косули-козули!
А как там было у Пушкина в "Сказке о мёртвой царевне и семи богатырях"? -
...Братья дружною толпою
Выезжают погулять,
Серых уток пострелять,
Руку правую потешить,
Сорочина в поле спешить,
Иль башку с широких плеч
У татарина отсечь,
Или вытравить из леса
Пятигорского черкеса...


Разбираемое стихотворение, под стать НИКу автора, напоминает скандинавские баллады.
Но при этом сюжет заставляет вспомнить и мотив русской сказки "Царевна-лягушка".
Что бы хотелось сказать автору?
То, что она талантливая, самобытная яркая поэтесса, она и сама лучше нас с вами знает. (И не пытается замалчивать этого). Но – именно потому, что она так талантлива, и хочется от неё – прорыва в более качественную литературу. Хочется потому, что это ей не должно составить большого труда. Просто заставить себя чуть больше работать с произведениями. Чуть тщательнее.
Как известно, формула гениальности – это художественный талант, помноженный на талант трудолюбия.
Посмотрите, как пишут современные яркие талантливые поэтессы, чьи имена – на слуху у поэтических гурманов. Взять хотя бы Веру Кузьмину, провинциального уральского фельдшера, или Аню Маркину, совсем девчонку, недавно закончившую Литинститут. Ни одного случайного слова, никакой фальши, читаешь и тонешь в их текстах. При всём желании – прискрипеться не к чему. И при этом – никаких ограничений в фантазии и лексиконе. Чистые бурные струи поэзии...
И ведь нашему замечательному автору это – вполне по силам.
Вполне.
Как пел Окуджава:
"Дай же ты каждому, Господи,
То, чего у них нет..."
В.Пилигриммм
Читатель
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 18 окт 2017, 16:25

Re: ЛЮБОВЬ-НЕЛЮБОВЬ. ЦИКЛ "ФЭНТЕЗИ"

Сообщение В.Пилигриммм » 16 янв 2019, 12:23

ЛЮБОВЬ-НЕЛЮБОВЬ. ЦИКЛ "ФЭНТЕЗИ"
Автор: Творимира

РЕЦЕНЗИЯ

Отпускала тебя навсегда,
Отвороты шептала волне,
– Какой такой ВОЛНЕ? Лирический герой едва ли похож на волну. Образ, увы, не состоялся.
Чтобы имя твоё никогда – Навсегда/никогда – на все года/ни в кои года – шестиэтажный/восьмиэтажный.
Не слетело с уст даже во сне. – Слово УСТ – оказалось безударным, из-за чего образовалась сдвигология СУСТДАЖЕ. Напомню, что в разговорной речи безударных слов, за исключением простых местоимений и частиц, не бывает. Стык …т д… – как всегда, вызывает неадекватную паузу при чтении, потому как это – один и тот же звук в мягкой и твёрдой формах.

Уходила решительно вдаль
От бессмысленных дней и пустых.
– Плохая инверсия. Воспринимается: Уходила от дней и пустых. Да и союз И здесь – элемент не вполне обязательный. Повторюсь, что количество слов в строках автор должен стремиться минимизировать, чтобы текст был более литературным, более читаемым. Например: От никчёмных безрадостных (бессмысленных) дней… А в авторском варианте вторая строка строфы выглядит неловкой заплатой, пришитой ради рифмовки четвёртой строки.
Только что ж так тревожит печаль,
Болью бьёт аккуратно, под дых?
– Запятая неадекватна. Слово АККУРАТНО здесь использовано случайно. Можно догадаться, что его применение вызвано попыткой окультуривания жаргонно-сленгового АККУРАТ – в семантически неверном смысле составного наречия КАК РАЗ, вместо ТУТ ЖЕ, СЕЙЧАС ЖЕ… Но попытки замены жаргонных фразеологизмов, зачастую выходящих за пределы литературной семантики, ВСЕГДА обречены на провал – в силу неприкасаемой идиоматичности жаргонных оборотов.

Свято верила, что всё пройдёт. – Местоимение ВСЁ оказалось, вопреки железному правилу русского языка, безударным. ЧТОВСЁ слилось из-за этого в сдвигологию. А ведь можно было просто использовать более простую форму, например: Свято верила, это пройдёт, - и никаких проблем бы не возникло.
На осколки рассыпался свет. – Образ этой фразы по смыслу – крушение мировосприятия лирического героя, что никак не вписывается в смыслы четверостишия.
Поняла: сердце вновь приведёт СЕРДЦЕВНОВЬ – очередная сдвигология из-за безударности слова СЕРДЦЕ.
Лишь к тебе средь миров и планет.

Как по лезвию бритвы иду,
Каждый шаг на разрыв, кровь и боль.
– На разрыв чего? Из прямого смысла, который, как все должны бы уже помнить, первичен при восприятии любого образа, возникает забавная картина: человек идёт по острию, оступается – и его разрезает лезвие, разрывая на левую и правую половины. И происходит это – при каждом шаге. Кровь и боль. Замечу, что и эта последняя фраза в выбранной ритмике непременно сольётся при чтении вслух без простановки несанкционированной паузы, ломающей ритм, – в сдвигологию КРОФИБОЛЬ. Но здесь как раз я допустил бы по смыслу такую ритмическую ломку, потому как она сыграла бы акцентирующую роль. Вот тут – яркий пример пользы от авторского изменения выбранной ритмики. Но, чтобы узаконить такой авторский приём, его нужно показать наглядно:
Каждый шаг на разрыв –
Кровь
И боль!

Вот теперь это смотрится не промахом автора, а специальным авторским приёмом.

Каждый шаг мой у всех на виду.
И к чертям разлетелся контроль
. – Вот каким образом разлёт контроля, скажите мне, привязан к публичности ходьбы лирическй героини? Зачем автор поставил здесь союз И? И о каком контроле идёт речь? Кто контролировал лирическую героиню? Это не прописано. А подразумевался наверняка самоконтроль, а не контроль. А это – совершенно разные вещи. Ещё замечу, что нужно очень сильно постараться, чтобы ввести в стихи слова типа САМОКОНТРОЛЬ, потому как уж больно они «протокольные».

Ты скажи, что за смех, что за бред
Так холодное сердце любить?
Задавать такой вопрос – странно кому бы то ни было, кроме самого себя, а тут лиргерой просит разъяснений в словах кого-то третьего. А ведь автор хотел высказать гораздо более простую мысль: Это даже не бред, это смех – Так холодное сердце любить! Нет тут вопросительной интонации, а есть лишь возмущение собственными эмоциями.
Собеседник полуночный сед,
Боль вином подсказал мне запить
. – Очень плохо выстроенное предложение. Из него получается, что именно благодаря седине собеседника – он предложил запить боль вином. Это уход от задуманного смысла: Седой полуночный собеседник ( надо полагать, Луна) подсказал мне запить боль вином.

Дома тот, кто тебя заслонить
Мог бы, если б зажёг во мне кровь.
– А это – что за слова? Можно предположить, что это – прямая речь Луны, но – как это показано? – Никак. И где – ДОМА? У себя или у лирической героини? Или у них – общий дом? Всё это нужно прописывать и прописывать, иначе понять что-либо совершенно невозможно, а догадки при чтении стихов неуместны. Авторские смыслы в понимании читателя ВСЕГДА должны быть ОДНОЗНАЧНЫМИ. Иначе это – не литература, а игра в угадайку.
Я не знаю, как мне заплатить
За святую твою нелюбовь.
– ТОТ и ТВОЮ – совершенно не согласуются. Нельзя, обращаясь к лирическому герою, назвать его ТЕМ. Автор тут явно запуталась.

Стихотворение не сделано. Образ, вроде бы, складывается, но нечёток из-за неточностей и неразберих, из-за непрописанности и непрорабатанности текста. Единственное, что удалось передать автору, – это досада на саму себя нелюбимую. Тема избита и испита, а нового поворота, который заставил бы заиграть в неожиданном свете эту ситуацию, автор пока не нашла. Наверное, эмоции так сильны, что не позволяют разуму взять сюжет в свои руки. Но это – не беда. Всё придёт.
В.Пилигриммм
Читатель
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 18 окт 2017, 16:25

Re: Учебные рецензии

Сообщение В.Пилигриммм » 29 мар 2019, 12:16

А. Н. СКРЯБИНУ
Он рвался мечтой в поднебесные выси,
Где счастье от воли чужой не зависит,
Где тёмных инстинктов не властвует плен,
Души не касается мерзостный тлен.
Он верил: волшебная сила искусства
Вернёт приземлённым возвышенность чувства,
И прокляв порочный притон Сатаны,
Они устремятся к пределам иным,
Туда, где свободная, яркой кометой
В пространствах, наполненных солнечным светом,
Душа воспарит, ликованья полна,
Туда, где бессмертны любовь и весна!

Но тише! Играют «Поэму экстаза»!
В ней вспышками молний по граням алмаза,
В метаньях огня страстный возглас трубы:
«Сюда! Ближе к свету! К истокам судьбы!»
В пульсациях смелых, тончайших гармоний,
В тунике, венце, со звездой на ладони
Мне чудится женщина — муза, мечта,
Прекрасна, мудра, неподкупна, чиста,
Скользит в облаках, излучая сиянье,
Вселяя надежды, врачуя страданья.
И рушится жалкий мирок суеты,
Пред ликом сходящей с небес Красоты!

https://poembook.ru/poem/963398-a-n-skryabinu
Автор: Доронкин Валерий
РЕЦЕНЗИЯ
Он рвался мечтой в поднебесные выси,
Где счастье от воли чужой не зависит,
Где тёмных инстинктов не властвует плен,
– Насчёт темноты инстинктов можно поспорить. Инстинкты – набор механизмов, данных свыше. Думается, предпочтительнее было бы употребить:
«Где помыслов тёмных не властвует плен».

Души не касается мерзостный тлен. – С эпитетом автор явно переборщил. Тлен, касающийся души, не может быть приятным. Значит, выражать негативное отношение к нему – излишество, плеоназм. Уместно было бы назвать тлен вездесущим, неотвратимым… Но ещё уместнее – не применять эпитетов к тлену, применив к душе, например: «Крылатой души не касается тлен».

Он верил: волшебная сила искусства – Фразеологизм «волшебная сила искусства» после выхода одноимённого фильма стал настолько шаблонным, что использовать его допустимо разве только с намёком на фильм. Вариантов замещения – множество. Целебная, например.

Вернёт приземлённым возвышенность чувства, – после ПРИЗЕМЛЁННЫМ полезно было бы поставить разделительное тире.

И прокляв порочный притон Сатаны, – те же дела, что и с ТЛЕНом. Порочный – плеоназм к «притону сатаны». Замечу, что фразеологизм «притон сатаны» уместно употреблять тогда, когда есть некая конкретное размещение сатанизма, ПРИТОН должен соответствовать в тексте оговорённому злачному месту. А слово «сатана» с прописной буквы уместнее было бы писать всё же сатанистам.

Они устремятся к пределам иным,
Туда, где свободная, яркой кометой – замыкающая запятая забыта.
В пространствах, наполненных солнечным светом,
Душа воспарит, ликованья полна,
Туда, где бессмертны любовь и весна!

Но тише! Играют «Поэму экстаза»!
В ней вспышками молний по граням алмаза,
В метаньях огня страстный возглас трубы:
– СТРАСТНЫЙ оказалось безударным. Чтобы перебой в ритмике (внесистемное ударение) сделать нарочитым, после ОГНЯ нужно бы поставить тире и остаток строки перенести ниже.

«Сюда! Ближе к свету! К истокам судьбы!» – с БЛИЖЕ – те же дела.
В пульсациях смелых, тончайших гармоний,
– после СМЕЛЫХ запятая необоснованна, можно поставить разделяющее тире.

В тунике, венце, со звездой на ладони – «В тунике, венце…» – не вижу здесь лексической гладкости. В тунике отдельно – работает, в венце отдельно – работает, а при перечислении, да ещё и с общим предлогом – режет ухо. Вроде, допустимо, а режет.

Мне чудится женщина — муза, мечта,
Прекрасна, мудра, неподкупна, чиста,
Скользит в облаках, излучая сиянье,
Вселяя надежды, врачуя страданья.
И рушится жалкий мирок суеты,
Пред ликом сходящей с небес Красоты!


Что можно тут сказать? Образ прописан, всё обоснованно… Логически гладко и ярко, броско. Только вот не хочет душа принимать эту выспреннюю патетику, нарочитый пафос. Даже – если это порождение сердца автора. Понимаю, что музыка – искусство почти абстрактных звуков, но ведь за музыкой стоят конкретные образы. А в стихах эти образы должны читателем ощущаться на уровне осязания. Дайте хоть одну маленькую детальку, чёрточку, штрих, за который можно было бы зацепиться вниманием. Лозунги, сколь высоко они бы ни звучали, не хотят поражать воображение. Вспомним, как у Александра Блока в поэме «Двенадцать»: «В белом венчике из роз впереди Иисус Христос». А в данном стихотворении – и притон умозрителен, и Муза абстрактна до затёртости. У Фемиды – повязка на глазах и весы в руке, у Либертас в руке – факел, Ника ко всему ещё и крылата, да иногда меч или копьё достаёт, а тут – лишь обычная для всех туника и венец – не то из ромашек, не то из терновых веток, нет указаний. Звезда на ладони – тоже весьма заезженный образ.
Оригинальная привязка сюжета к реалиям могла бы дать ему некоторую индивидуальность, новизну, которой тут, увы, не просматривается. Я не вижу в этих стихах автора, личности, подобно которой никто не смог бы выписать эту тему. Произведение смотрится не порывом души, а строками, написанными по заданию, из головы. Как школьное сочинение.
На ритмике дополнительно останавливаться не буду, рифмовка достаточно съедобна, хотя есть рифмы – как бы слишком очевидные (плен/тлен, искусства/чувства, мечта/ чиста, суеты/красоты…).
Вот, собственно, всё, что хотелось сказать.
В.Пилигриммм
Читатель
 
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 18 окт 2017, 16:25

Пред.

Вернуться в Рецензии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Besucherzahler счетчик посещений
Яндекс.Метрика