Автор: Классика_
Рейтинг автора: 28
Рейтинг критика: 268
Дата публикации - 09.05.2017 - 17:49
Другие стихотворения автора
Рейтинг 4.3
| Дата: 06.07.2016 - 22:42
Рейтинг 5
| Дата: 29.09.2013 - 00:11
Рейтинг 5
| Дата: 07.09.2013 - 21:08
Рейтинг 5
| Дата: 15.01.2015 - 18:06
Рейтинг 5
| Дата: 04.10.2013 - 14:53
Рейтинг 4.9
| Дата: 30.01.2014 - 18:43
Рейтинг 5
| Дата: 22.11.2013 - 23:32
Рейтинг 5
| Дата: 01.02.2014 - 18:01
Рейтинг 5
| Дата: 06.02.2014 - 22:48
Рейтинг 4.9
| Дата: 19.06.2015 - 13:14
Поиск по сайту
на сайте: в интернете:

Геннадий Алексеев

Геннадий Иванович Алексеев (годы жизни - 18.06.1932 – 09.09.1987), русский поэт, прозаик, художник, один из основоположников российского верлибра.


ЗВЁЗДНЫЙ УРОЖАЙ

Тряхнул я ствол мироздания,
И звезды посыпались к моим ногам - розовые,
желтые,
голубые,
спелые,
сочные,
вкусные,
но все с острыми колючими лучами.
Пока рассовывал их по карманам,
все руки исколол.
Завтра ночью
небо будет беззвездным -
можете убедиться.
А послезавтра
созреют новые звезды -
можете проверить.
Потрясите ствол мироздания,
и все звезды ваши.
Только запаситесь рукавицами,
мой вам совет.


МОРСКИЕ ЗАБОТЫ

У моря -
Свои заботы.
Морю надо биться о скалы,
веками надо биться о скалы,
окатывая их белой пеной,
подтачивая их.
Морю надо качать корабли,
усердно, подолгу
качать корабли,
накреняя их то влево,
то вправо,
вздымая то нос, то корму.
Море должно шуметь и сердиться,
и брызгаться, и развлекать
ребятишек,
выбрасывая на мокрую гальку
зазевавшихся крабов.
Мне бы, признаться,
морские заботы!
Уж я бы тогда
побился о скалы!
Уж я бы тогда
покачал корабли!
Уж я бы тогда
швырял на гальку
огромных кальмаров
и осьминогов,
а также остатки старинных
галер,
каравелл,
галиотов,
фрегатов
и бригов!
А крабы -
эка невидаль!


* * *

Были
земля и небо,
были
человек и птица.
Земля простиралась под небом
и была хороша.
Небо размещалось над землею
и было бездонным.
Человек стоял на земле
и был с ружьем.
А птица летала в небе
и была счастлива.
Человек, прицелясь,
выстрелил в птицу.
Птица камнем
упала на землю.
Земля покрылась
птичьими перьями.
А небо от выстрела
раскололось пополам.
Поди теперь докажи, что земля и так была
замусорена,
что небо издревле было
с трещиной,
что человек не был слишком
жесток,
а птица была неосмотрительна!
Попробуем склеить небо
и воскресить птицу.
Попытаемся обезоружить
человека
и подмести всю землю.
О, если бы это удалось!
Ведь тогда
до окончания веков
в синем бездонном небе
летала бы белая
счастливая птица,
и на прибранной, чистой земле
стоял бы человек
без ружья!


СТИХИ О ТОМ, КАК ПЛОХО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

Хорошо быть обезьяной,
и попугаем хорошо быть,
и крысой,
и комаром,
и амебой.

Плохо быть человеком:
все понимаешь.
Понимаешь,
что обезьяна - кривляка,
попугай - дурак,
крыса - злюка,
комар - кровопивец,
а амеба - полное ничтожество.

Это удручает.


* * *

Нормальность вопиюще ненормальна!
До минимума надо снизить норму
нормальности. Идиотизм блестящ, -
в нём бездна смысла, бездна удовольствий!
Свихнувшиеся! Ваш черёд пришёл!
Настроим идиотских городов,
дорог дурацких,
сумасшедших механизмов,
и будем жить, хихикая в кулак!


* * *

Был ли я крылатым?
Или крылья мне только снились?

А что,
если я и впрямь
потерял их?

А что,
если они и вправду
были длинными и белыми?

А что,
если они снова вырастут?
В последнее время
у меня часто чешутся лопатки.

Но куда лететь?


АVE MARIA

Девочка
вывела погулять шотландскую овчарку.
Президент Соединенных Штатов
был убит,
и убийца президента
тоже был убит,
и убийца убийцы президента
тоже был убит.
Какие-то подростки
выбили все стекла на нашей лестнице,
два троллейбуса
наотрез отказались ехать по своему маршруту
и были растерзаны
толпой озверевших пассажиров,
крупнейший китайский атеист
объявил себя богом
и сжег все буддийские монастыри,
у меня сломалась пишущая машинка
и я был в отчаянии,
а на Юпитере кого-то свергли
и кто-то захватил власть.

Но все это только казалось
на самом деле.

Шотландская овчарка
вывела погулять китайского атеиста,
президент Соединенных Штатов
выбил все стекла на нашей лестнице,
моя пишущая машинка
была растерзана толпой озверевших подростков,
убийца президента
наотрез отказался ехать по своему маршруту,
и убийца убийцы президента
тоже наотрез отказался,
пассажиры захватили власть на Юпитере,
два троллейбуса
сожгли все буддийские монастыри,
я объявил себя богом
и девочка была в отчаяньи.

Но этого было мало.

Президент нашей лестницы
сломался,
крупнейший буддийский атеист
выбил все стекла у пишущей овчарки,
моя китайская машинка
кого-то свергла,
пассажиры озверевших штатов
вывели погулять соединенных подростков,
убийца президента
объявил себя девочкой,
а убийца убийцы не объявил,
шотландские монастыри
наотрез отказались ехать по своему маршруту,
и два троллейбуса
были в отчаяньи.

Из всего этого хаоса
выплыла большая рыба,
поглядела на меня одним глазом,
усмехнулась
и поплыла дальше.

И тут,
именно в этот миг
возникла эта самая мелодия.

И я вспомнил -
ave maria!
И я удивился -
ave maria!
И я заплакал -
ave maria!


АНГЕЛ ЗАГАДОЧНЫЙ

Раздвинулись,
распались облака,
раскрылось небо,
вышел светлый ангел,
приблизился
и что-то мне сказал.
- Погромче! - попросил я -
чуть погромче! -
Но он не повторил свои слова
и удалился.
И снова сдвинулись,
сплотились облака,
закрылось небо.
Что он сказал мне
этот странный ангел?
И почему он говорил так тихо -
почти шёпотом?


ШЕСТИКРЫЛЫЙ СЕРАФИМ

И шестикрылый серафим
на перепутье мне явился.

А.С. Пушкин

Стою на перепутье,
жду серафима.
По шоссе что-то движется,
нет, это автобус,
над головой что-то прогрохотало,
нет, это вертолёт,
в кустах что-то шуршит,
нет, это бычок пасётся.
Слегка нервничаю, -
серафима что-то не видно,
летает где-нибудь,
крыльями своими машет,
мало ли у него забот?
или сидит где-нибудь,
шестикрылостью своей озадачен,
обо мне и не думает,
а то лежит где-нибудь,
в крыльях своих запутался,
встать не может.
Тревожусь изрядно, -
серафима всё нет,
залетел небось
в тридевятое царство
и дорогу назад запамятовал
или наткнулся сослепу
на телевизионную башню
и повис на ней, как мешок,
а то поймали его
хитроумные птицеловы
и посадили в клетку вместо попугая.
В крайней растерянности
стою на перепутье, -
серафима нет, как нет,
перепутье, видать, не то,
на другом
стоять надо бы.


БЕЗУМЦЫ

Эти безумцы
бегают по стенам,
как мухи,
и пьют керосин
вместо пива.
Эти безумцы
могут погубить нас!
Верно,
эти безумцы могут!
Караул!
эти безумцы нас погубят!
Но, быть может,
не эти?
Верно, не эти.
Это безобидные безумцы -
бегают себе по стенам
и пьют керосин вместо пива.
Между прочим,
они не безумцы -
просто у них не хватает денег на пиво,
а от керосина,
не только по стенам,
по потолку бегать будешь!
Но где же те безумцы,
которые нас погубят?
Их надо поискать -
пошарить за шкафом,
залезть под кровать,
заглянуть за портьеры.


КАК МНОГО В МИРЕ СУМАСШЕДШИХ

Как много в мире сумасшедших,
они встречаются повсюду,
от них нигде не уберечься
и никуда не убежать.
Вольготно в мире сумасшедшим,
они воюют и пируют,
они рыдают и хохочут,
они валяют дурака.
Уютно в мире сумасшедшим,
им больше некуда стремиться,
им больше нечего бояться,
им больше нечего терять.
И как-то стыдно мне,
что я не сумасшедший,
и как-то совестно,
что я в своём уме.
По временам
(почему-то поутру)
ко мне приходит робкая надежда:
а вдруг и я
такой же, как и все?
а вдруг и я
безумец?
О эта девочка с собакой!
где эта девочка с собакой?
а вот и девочка с собакой!
кто эта девочка с собакой?
Здесь эта девочка с собакой.
Какая девочка с собакой,
какая девочка
и какая собака?
Вот эта девочка,
а где же её собака?


АТЛАНТ

Плечистый, но не очень,
средних лет,
согбенный бременем,
лежащим на плечах
(то ль бремя совести,
то ль бремя себялюбия,
то ль бремя алчности,
то ль бремя доброты,
ответственности страшной
за что-то
где-то
кем-то совершённое),
не ропщущий
и даже не вздыхающий,
недвижимый
(боится потревожить
балованное
барственное бремя),
не каменный,
не гипсовый,
не медный -
живой, как будто бы,
насморк его мучает,
а то бы ничего,
а то бы он ещё постоял
под бременем.


ПЬЯНЫЕ ДЕРЕВНИ

Утром еду по Руси на грузовичке.
Вдоль шоссе
стоят пьяные деревни.
Все избы покосились -
ни одна прямо не стоит.
- Что же это творится! -
говорю я шофёру, -
все деревни с утра пьяны,
а праздника нет!
В праздник они и вовсе перепьются, -
отвечает шофёр, -
все избы попадают набок
ни одна стоять не останется.
- Остановитесь, пожалуйста, у магазина, -
говорю я.
Вхожу в магазин,
покупаю "маленькую"
и выпиваю её прямо из горлышка.
Пьяный,
еду по Руси на грузовичке.
По сторонам шоссе
стоят совсем трезвые деревни.
Всё ясно, - думаю я, -
чтобы не останавливать машину,
водку надо брать с собой.


БОГОМАЗУ УДАЛАСЬ ИКОНА БОГОМАТЕРИ

Богомазу
удалась икона Богоматери.
На радостях он выпил.
Выпив,
озлился
и плюнул
в прекрасное и печальное лицо Марии.
Слюна текла по её щекам,
как слёзы.
Богомаз упал перед ней
ничком
и долго молил о прощении.
Младенец,
ничего не понимая,
испуганно прижимался к матери.
- Не бойся, -
сказала Мария
и погладила Христа
по светлым прямым волосам, -
не бойся -
дяденька не злой,
дяденька немного выпил -
только и всего.


АНТИХРИСТ

Странный ребёнок стоял на углу
с очень печальным взрослым лицом.
Я взял его за руку
и перевёл через улицу.
- Где твоя мама?
- Не знаю, дяденька.
- Откуда ты взялся?
- Не помню, дяденька.
- Как тебя зовут?
- Антихрист, дяденька.
А я некрещёный! -
Сказал я весело
и быстренько сел
в подошедший троллейбус
на всякий случай.


ВЛАСТЕЛИН

Я вышел на многолюдную площадь
и заорал в рупор:
мужчины и женщины
старики и старухи
а также дети обоих полов!
отныне
я ваш властелин!
Народ оторопел,
кто-то упал на колени,
на площади стало тихо,
и только девочка
лет восьми
вежливо спросила:
а как вас зовут?
И вот я властвую
над целой площадью,
моя власть не имеет границ.
И только мальчик
лет шести
меня не боится
и строит мне рожи.
Но вот меня свергли,
недолго я властвовал.
Все надо мною хохочут,
и только дети
мальчик и девочка
говорят: не печальтесь!
и суют мне ириски.


ВАРИАЦИЯ НА ТЕМУ О ПЕЧАЛИ

Печально я гляжу на настоящее,
хотя многие, глядя на него,
просто умирают от смеха.
Печально я гляжу в будущее,
хотя многие ждут его,
как манны небесной.
И на прошлое я поглядываю с печалью,
хотя многие поминают его
только добром.
Ишь какой печальный нашёлся! -
говорят обо мне многие -
выкинуть его из настоящего!
не пускать его в будущее!
отнять у него всё прошлое!
пусть болтается
вне времени и пространства!
Я слушаю и не обижаюсь:
многим ведь печаль недоступна
и они сердятся.


ВАРИАЦИЯ НА ТЕМУ О СЛЕПЦЕ

Переведите меня через улицу! -
просит слепец.
Пожалуйста,
переведите меня через улицу! -
умоляет слепец.
Переведите же меня через улицу,
чёрт бы вас всех побрал! -
кричит слепец.
Все бросаются к нему
и на руках
осторожно
переносят его через улицу.
Вот всегда бы так! -
говорит слепец
и спокойно движется дальше,
постукивая палкой по асфальту.
- А ведь он знает, куда идти! -
говорит кто-то. -
Пошли за ним!
И все толпой
бредут за слепцом.
Вот давно бы так! -
говорит слепец
и прибавляет шагу.
Не отставайте! -
кричит слепец. -
Не смейте отставать!


ДУРАК И БОГ

Дураку скучно,
он зевает,
и богу скучно,
он ногти грызёт.
Попросите дурака
богу помолиться,
вежливо попросите дурака
богу помолиться,
деликатно, но настойчиво попросите дурака
богу помолиться,
заставьте его
помолиться немедля.
И пусть дурак
молится усердно,
и пусть дурак
бьёт земные поклоны,
и пусть дурак
весь лоб расшибёт,
а бог посмеётся,
глядя, как дурак
ему молится,
а бог похохочет,
глядя на дурака
с разбитым лбом.
И оба они развеселятся -
и бог,
и дурак.
Но после,
конечно,
снова станет скучно
и богу,
и дураку.


ДЫМНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

Дымком откуда-то потянуло:
то ли баню русскую затопили,
то ли термы Диоклетиана,
то ли листья осенние жгут,
то ли мучеников-христиан,
то ли Деву Орлеанскую решили спалить,
то ли трупы в Майданеке.
Дыму-то сколько напустили!
Кино что ли снимают?
или дымовую завесу поставили,
чтобы скрыться от преследований Эринний,
чтобы избавиться от них
хоть на час?
Дым клубами,
всё в дыму,
не видно ни зги,
и глаза слезятся,
будто пожар всесветный,
будто весь мир полыхает,
сгорит всё
и конец!
Кто поджёг сей мир,
признавайтесь!
А никто!
Сам загорелся, -
случаи самовозгорания
не редкость.


ОСТОРОЖНОСТЬ

…даже вести об убийстве люди поверили не сразу: подозревали, что Гай сам выдумал и распустил слух об убийстве, чтобы разузнать, что о нём думают люди.

Калигула

Даже вести о его смерти
поверили не сразу.
Подозревали,
что он сам распустил этот слух,
желая узнать,
кто первый поверит в его смерть.
Даже увидев его в гробу
и убедившись, что это он,
многие боялись признаться в этом
себе
и своим близким родственникам.
Даже когда гроб опускали в яму,
многие думали,
что это подвох,
и были готовы ко всему.
Даже когда гроб закопали,
многие ещё чего-то опасались
и боялись близко подходить к могиле.
Даже сто лет спустя
многие ещё допускали,
что он может воскреснуть,
и произносили его имя шёпотом.
И лишь через триста лет
какие-то смельчаки
высказали предположение,
что его и не было вовсе,
и даже привели резонные доказательства.


ПЕРЕД КАЗНЬЮ

Подойдём к эшафоту,
взберёмся по ступеням,
осмотрим плаху -
удобная ли она?
Попрыгаем по доскам -
крепкие ли они?
Сядем на край,
свесив ноги,
поболтаем
о том - о сём,
помечтаем о близкой казни,
вспомним друзей нашего детства -
какие они были сорванцы!
Вспомним наших юных возлюбленных -
какие они были скромницы!
Припомним гибель Атлантиды -
какая цветущая была страна!
и падение Трои -
как упорно она защищалась!
и пожар Рима -
как долго он горел!
Устав от воспоминаний,
спрыгнем с эшафота
и разойдёмся по домам.
Кого будут казнить,
пока неизвестно,
быть может, и нас.


И ЕЩЁ О ЖИЗНИ

Ближе к жизни! -
кричат мне, -
ещё ближе!
Ещё чуть-чуть поближе!
Ах, как он ещё далёк от жизни!
Я оглядываюсь вокруг
и нигде не вижу
никаких признаков жизни.
Подумать только! -
кричат вокруг, -
он так далёк от жизни,
что даже не видит её!
Неужели я слеп? -
спрашиваю я себя, -
какой ужас!
Я становлюсь на четвереньки
и шарю руками по земле,
но мне попадаются
только обслюнявленные окурки,
огрызки яблок
и прочая дрянь.
Глядите, глядите! -
кричат надо мной, -
он ползает по земле
в поисках жизни!
Он думает,
что она валяется на дороге,
он не ставит её ни во что,
мерзавец!
Дайте ему пинка!
Пусть он узнает наконец,
что такое жизнь!
Мне дают пинка,
потом ещё,
потом ещё и ещё.
И избивают до смерти.


НЕ НАДО РАЗРУШАТЬ ЭТОТ ГОРОД!

Не надо разрушать этот город!
Я не ребёнок. Я понимаю,
что всё должно быть разрушено.
Но бывают же исключения!
Так и быть, если это необходимо, -
разрушьте его наполовину.
Так и быть, если это необходимо, -
оставьте хоть одну пятую!
Так и быть, если это позарез нужно, -
оставьте хоть один мост и пару фонарей.
Ради бога, оставьте мне
хоть один единственный фонарь
на память об этом изумительном городе!
Неужели это так трудно?


НЕ НАЙДУТ

Страшно как-то,
хочется спрятаться.
Подпрыгну,
ухвачусь за край,
подтянусь на руках,
влезу на антресоль,
зароюсь в старые журналы
и затихну.
Будут искать,
будут аукать,
так им и надо!
Главное не чихать,
тогда и не найдут.

За стихотворение голосовали: Игорь Гарде: 5 ;

  • Currently 5.00/5

Рейтинг стихотворения: 5.0
1 человек проголосовал

Голосовать имеют возможность только зарегистрированные пользователи!
зарегистрироваться

 

Добавить свой комментарий:
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Ваш комментарий может быть первым