Автор: Андросов
Рейтинг автора: 71
Рейтинг критика: 1 675
Дата публикации - 27.05.2019 - 11:24
Другие стихотворения автора
Рейтинг 5
| Дата: 05.06.2019 - 19:08
Рейтинг 4.3
| Дата: 11.06.2019 - 15:41
Рейтинг 5
| Дата: 18.05.2019 - 18:10
Рейтинг 0
| Дата: 16.05.2019 - 19:29
Рейтинг 0
| Дата: 12.05.2019 - 10:52
Поиск по сайту
на сайте: в интернете:

Глазами пенсионера. Почти по Блоку.

  Ночь, улица, фонарь, аптека,
  Бессмысленный и тусклый свет.
  Живи еще хоть четверть века -
  Все будет так. Исхода нет.
  А. Блок


Дом. Поликлиника. Аптека.-
Такой обычным стал маршрут.
Живи еще хоть четверть века -
Все будет так, как было тут.

Простая цель пенсионера:
Базар. "Магнит". Опять базар.
В душе пока осталась вера,
Что ты еще не очень стар.

Что ты еще чего-то можешь -
Понять, отдать иль научить,
Другую душу потревожишь,
Чем просто так, бесцельно жить.

И хорошо, коль в доме внуки, -
Не всем нам дан такой удел.
И тяжелей житейской скуки
Совсем остаться не у дел.

Когда любимая работа,
Друзья, общенье каждый день
Пропали разом, будто кто-то
Увел тебя со света в тень.

Ты вроде жив, но ты не нужен,
Как нужен был еще вчера,
И более никто не дружен,
И некуда спешить с утра.

А вместо радости свободы,
О чем мечталось с давних пор,
Приходит грусть, проходят годы,
И слышен внутренний укор.

Что где-то ты не доработал,
Кого-то ты не до-любил,
Кому-то не додал заботы,
И с кем-то ты нечестным был.

Потом все это перемелешь,
Уйдешь в проблемы бытия.
Аршином совесть не измеришь -
Какая есть, она твоя.

Затем придет беда другая:
Давленье или простатит,
Иль вместе все...Не понимая,
За что наказан? - Бог простит.

И где теперь былая бодрость
И жизнь, наполненная всклень?
Врачи дают диагноз - "возраст"
Как будто возраст есть болезнь.

Проблемы глаз, проблемы слуха -
Пора замаливать грехи,
И для слабеющего духа
Писать ненужные стихи.

Быть может, их прочтут потомки,
Неважно, если не прочтут,
Ведь не для них твой голос громкий
Звучит в душе, и тлеет трут.

Пока ты жив, души горенье
Гасить насильно не спеши.
Пиши, коль слышишь вдохновенье,
А нет, то все равно пиши.

Плыви, как в океане судно,
Ищи судьбу свою опять.
Стихи писать совсем не трудно,
Трудней вообще их не писать.

Ну не стихи - другое дело,
Но только чтобы от души.
Живи с душой, чтоб жить хотелось.
И что-то в жизни соверши!

Мысль, что тебя другие сменят,
Немного будоражит кровь.
А, может, санкции отменят,
И пенсии повысят вновь?

Жизнь будет лучше непременно,
Хоть в это верится с трудом.
Маршрут остался неизменным -
Базар. "Магнит". Аптека. Дом.

Виктор Андросов.

май 2019 г.


За стихотворение голосовали: okaasan: 5 ; АнЧаР: 5 ; со камэс: 5 ;

  • Currently 5.00/5

Рейтинг стихотворения: 5.0
3 человек проголосовало

Голосовать имеют возможность только зарегистрированные пользователи!
зарегистрироваться

 

Добавить свой комментарий:
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
  • rodionov 13    дата:2019-05-27 16:36

    Вадимыч
  • со камэс    дата:2019-05-31 20:42
    С плюсом)))
  • Андросов    дата:2019-06-01 22:37
    Спасибо.
  • АнЧаР    дата:2019-06-11 05:54
    Всё знакомо и верно... Правда, я пока не на пенсии. И, благодаря заботе правительства родного, ещё 7 лет до неё пыхтеть...
  • okaasan    дата:2019-06-18 08:07
    - Отец Василий – он, вообще, везучий человек такой… куда ни пойдёт – обязательно что-нибудь найдёт такое интересное… и полезное для хозяйства. Вот – в прошлом году, осенью. Шли мы с ним на станцию, на электричку. Смотрим – недалеко от платформы, внизу, под лестницей, сидит бабулька. Сама маленькая такая, ма-аленькая, вот такая крохотулька, да ещё и горбатая, личико острое, сухое, как коряжка, а глаза – вот такущие, в пол-лица. И синие-синие, представляешь? Не голубые, не серые, а прямо по-настоящему синие, с длиннющими ресницами пушистыми, и совершенно какие-то молодые. Я подумала сперва, что это из-за очков… что у неё очки с таким сильным увеличением, и из-за этого глаза кажутся в два раза больше. Присмотрелась – а у неё вообще одна оправа от очков, а стёкол нету, представляешь? Подхожу поближе, смотрю – она не одна, а с такой маленькой кудлатой собачонкой. И у той тоже глазищи громадные, только не синие, а уже красные от старости, и слезятся… бабка её в платок закутала, прижимает к себе, как младенчика, а сама сидит, дрожит в какой-то рванине и улыбается. По-настоящему улыбается, понимаешь? – не вымученной какой-нибудь, а такой хорошей, мечтательной, интеллигентной улыбкой, как будто она не на платформе заплёванной милостыню просит, а сидит где-нибудь в ложе бенуара и слушает арию Каварадосси в исполнении Лемешева… Перед ней баночка стоит для подаяния и табличка, от руки написанная: «ПОМОГИТЕ НАМ ДОЖИТЬ!».

    Тут отец Василий подошёл, посмотрел на всё это, сунул ей в баночку сотенную бумажку и говорит так ехидно, - знаешь, как он это умеет: «И до чего же ты, милая, хочешь дожить? До Страшного Суда? Или, может, до повышения пенсии?» А бабка ему: «Как – до чего? До смертного своего часа, значит, - до чего ж ещё?» Отец Василий хмыкнул и говорит: «Ну, до этого-то все мы доживём, ни один не пропустит, это ты не сомневайся». А она: «В том-то и дело, - говорит, - что не все. Господь всякому определил свой час, только не всякий до него доживает. И я боюсь, - говорит, - что мы с Жозефиной не доживём, это очень непросто в наше время. А так бы хотелось, - говорит, - дожить! Потому что своей смертью умирать легко, а чужой - трудно». Отец Василий так, вроде бы, немножко удивился и спрашивает: «А от чего, как ты думаешь, люди не своей смертью умирают?» Она говорит: «Да от всяких, - говорит, - обстоятельств. От болезней, от немощей всяких, от голода, от несчастных случаев.. да мало ли, от чего?» Отец Василий всё не отстаёт: «А своей смертью, - спрашивает, - от чего умирают?» А она говорит: «Как – от чего? От радости. Как Господь в положенный час за твоей душой придёт, тогда она обрадуется и сама к Нему навстречу вылетит, - ты и не услышишь, как». Представляешь, да? Так и сказала, честное слово.

    Отец Василий задумался, за бороду себя подёргал и говорит: «Ты, мать, просто ставишь меня в какое-то безвыходное положение. Потому что у меня в церкви уже двое торгуют свечками и третий там – ну, никак ни к чему… В общем, короче говоря, пойдёшь ко мне в храм свечками торговать?» Ой! Бабка и раньше-то вся, незнамо от чего, светилась, как лампадка, а после этих слов глазищи свои необъятные ещё больше распахнула, хотя казалось бы – дальше уж некуда… засияла, заулыбалась так, что просто глазам стало больно. Мы её прямо оттуда, с платформы и забрали, вместе с Жозефиной… Правда, с этой Жозефиной у нас потом и возникла проблема, потому что Елизавета Васильевна… ну, так бабушку эту звали… в общем, она ни в какую не хотела с ней расставаться. А в церкви ведь с собаками нельзя! Пришлось нам Жозефину замуж выдать… Да, да, представь себе. Не за Наполеона, конечно, за Пантелея одного местного… он тоже старичок, вроде неё, и он, в общем, не возражал против такого варианта. И вот, пока Елизавета Васильевна в церкви, Жозефина в будке у Пантелея её дожидается… Умора! В общем, всех устроил отец Василий по высшему разряду. И не прогадал, между прочим. С бабой Лизой у нас так торговля пошла, просто песня. Все образки старые, залежавшиеся, которые никто не брал… брошюрки там разные, крестики, платочки – всё расходилось на ура. Причём я даже объяснить не могу, почему...

    А этим летом.. в июне это было… в общем, один раз выхожу я из церкви, смотрю – баба Лиза сидит на скамейке. Вот так вот на спинку откинулась, руки на коленях сложила, глаза закрыла… И лицо такое молодое-молодое, такое радостное, такое спокойное, что у меня просто сердце оборвалось. Тут-то я всё и поняла. И заплакала. Подхожу к ней, трогаю её вот так вот за руку – а рука уже холодная… Ой! Я как зареву во весь голос! А баба Лиза… представляешь, открывает глаза и говорит: «Лена, что ты? Что с тобой?» А я всё реву, не могу остановиться. Потом кое-как взяла себя в руки, говорю ей: так и так, у вас, тётя Лиза, лицо такое радостное было, что я подумала, что вы уже умерли… А она говорит: что ты, Леночка, Господь с тобой! Разве радость только затем нужна, чтобы от неё помирать? Она и для того, чтобы жить, тоже очень даже годится!

    ИЗ РАССКАЗОВ ЦЕРКОВНОЙ ПЕВЧЕЙ