Автор: Алекс Тим
Рейтинг автора: 784
Рейтинг критика: 4 675
Дата публикации - 28.02.2018 - 01:51
Другие стихотворения автора
Рейтинг 5
| Дата: 12.01.2011 - 17:38
Рейтинг 4.8
| Дата: 15.02.2011 - 15:54
Рейтинг 4.8
| Дата: 27.01.2011 - 20:39
Рейтинг 5
| Дата: 14.01.2011 - 19:04
Поиск по сайту
на сайте: в интернете:

Нам победа нужна и её не убудет, всем хватит

В цикл "Мгновения мысли или зарисовки судьбы"

26.02

Нам победа нужна
и её не убудет, всем хватит,
И неважно где радость:
на фронте, от спорта, в тылу,
Здесь Россия в углу,
а не каждый при маленькой хате,
Это всё нам напомнит
вращением мощным юлу.

Тоже сверху толчок
и всем кажется – новые крылья,
Мы летим вдоль обрыва
и столько ещё впереди…
От победы и пыль
под ногами становиться былью,
Но дают понемногу,
когда этот прах не вредит.

Кто отнимет у нас
восхищение майских парадов,
И цвета триколора –
они отпечаток души,
Нам победа одна –
покаяние Господу надо,
И держава не сгинет,
а сильных врагов сокрушит.

В цикл "Я Тебя никогда не забуду"
24.04

Нам чего-то победного надо,
Мы от разного горя опухли,
Мы же видим, что верных обкрадут,
И духовно от Родины угли.
И нет силы – всех тысяч заводов,
Так, качают какие-то соки,
И всё больше оффшорных уродов,
Нет идеи в значеньях глубоких.

Но и это выходит по плану,
Тех знамений, что выше желудка,
Сколько в мире народностей странных,
Что живут, размножаются жутко.
А у нас всё какие-то рамки,
И не больше, не меньше, а ровно,
И даны в демографии ямки,
И плохая для боя готовность.
Мы до дна докатились в победах,
Но толчок, и всплывают быстрее,
Попросив у Отца силы предков
И Огня, что державу согреет.

Тем заметней и чище итоги
После дна и грязищи духовной,
И понятней, что Родину гробит,
И зачем этот трафик неровный.
Дай нам, Господи, искорку в спорте,
Дай людей, с гениальностью в теме,
Чтоб враги не порвали аорту…
– Темень, темень, без проблесков темень.


27.02
* * *

Ты о песнях душевных тоскуешь:
К ямщику, к журавлям в стае – зависть,
И к коням привередливым в сбруе –
Душу рвут и на струнах играют.
Струнам в разнице выпал диаметр,
И по-разному степень закрутки,
Выпадает – на горло гнёт-камень,
Или эхом стихающим, мутным.

А душа просит нежного звука,
И духовного зёрнышка в центре,
Принимает текущую муку,
Как программу тоски в перфоленте.
Как прекрасно бы было в программе,
Но у нас столько факторов важных,
Что страдают от жизненной драмы,
Без аккордов, в тональностях разных.
Иногда какофонию шума,
Завывание дикого ветра –
Представляют душевные думы
И мечты о мелодиях метких.

Где отыщем мы верную ноту,
Чтоб звучала с Зерном в унисоне,
С сердцевиной духовной в работе,
При достаточных гаммах и тонах.
Купола где-то грезятся, церкви,
Что во тьме отливаются златом…
Пока живы душевные нервы,
Нас зовут журавлями крылато…


27.02 * * *

Открывается где-то пространство
На Афоне, и в этом есть тайна,
Через труд восхождения скромен,
Как попасть туда в очередь крайним?
Где-то есть и другие святыни,
До которых ползут на коленях,
Мы, лишённые многого ныне,
Не познаем блаженство не в лени.

Так сошлись и законы, и звёзды,
И конфессия – это покровы
На постели, где личности отдых,
И чужими обрядами скован.
Нет пути нам до крестного хода:
Нет водителей, силы, идеи,
Мы тихонько в молитве поодаль
И соваться к святыням не смеем.
Так нам что же – суровая клетка,
И душой не прорваться на Небо,
Раз везде беЗпоповская сетка
И во всех обстоятельствах ребус?

Но Господь намолённые храмы
Нам оставил под видом часовни,
Там пространство откроется странно,
До мурашек причастности к Крови.
Там есть тайна незримых схождений,
Нереально космический запах,
Значит, дело не в дальности бдений,
Надо здесь от лукавого драпать.

* * *

Город солнца создал Кампанелла,
Город мира создали в Шанхае,
И какое мне, вроде бы, дело,
Но душа о высоком страдает.
Про нездешнее сложатся сказки,
Современные фэнтези в цвете,
Нарисуют любую обвязку
И талантливой музыкой встретят.

Понимаем, что где-то есть ключик
К неприметной, но близко к нам дверце,
И иллюзия дивностью крутит,
Но святые мечты не померкнут.
Эти верили в миф коммунизма,
Эти вывели расу фашистов,
Тем и этим пропетая тризна,
Но мы чувствуем – дивное близко.
Да, пока что есть пир технологий,
Всё мудрее и круче наука,
Но где счастье от гаджетов многих?
В мир иллюзии выбросит скука…

Диво дивное – город из злата,
И его не построить Шанхаем,
Кампанеллово солнце обратно
Заберёт свои крохи, растает.
Но от Господа дивны обеты:
В этом городе счастье от Рая,
Да, здесь фэнтази – серые дети,
А там Свет и Господь обитает.
* * *

В «Спортлото» нам неведомы числа,
Так и жизнь в большинстве – лотерея:
Одному выпал голод неистов,
А другому – на печь, не потея.
Здесь и место, и климат, и средства,
И культура, религии корень,
Кому зависть глядеть на соседство,
А кому-то блаженствовать в доле.

Что есть мусор, отходы и пена?
Непонятно в планетной загадке,
Но пророчества числа разденут,
И билет предоставят в ад гадкий.
Что от нас – это очередь в кассу,
Или крохи на куплю билета?
Или всё непреложно и ясно,
И урвите, что сможете где-то?
Но в пророчествах сказано: числа
Донесут до последней лачуги,
Все услышат весть – проповедь истин,
Про воскресшего Сына и Друга.

Всё же прежним правителям слава,
Да и нынешний правит не лохом,
Нас лукавый иллюзией травит,
И в напёрстке обманные крохи.
Изначально есть Симы и Хамы,
Изначально есть ум Иафета ,
Кто и как после выродком станет…
Эта тема для думы задета.
* * *

Мне не надо походов в театры,
Я и так вижу кукол и струны:
Где пустые мечтанья, где ядра,
Где от древних мотив, а где юный.
Сам в себе созерцаю мгновенья:
Очень разные сцены, картины,
Одни быстро проносятся тенью,
А другие со мною едины.

Так святые зовут – прираженья,
Не от нас и не мы режиссёры,
Но от нас уже выбор – сдруженье,
И защита – от выбора веры.
У Ефрема святого всё чётко,
Добродетели, страсти по полкам,
И все куклы танцуют чечётку,
А кто понял, тот молится молча.
Что мне мир и театр, и абсурды,
Здесь свою подготовить бы душу,
Этот пост восхождения трудный,
Он Великий, раз с Пасхою дружит.

Его цель – очищенье от пены,
От излишних страстей – паразитов,
А лукавый? – он носится тенью…
Нам отрада – Распятый прибитый.
Сораспяться хоть в чём то, немного,
Ограничить себя от излишков,
Без верёвочек в гору дорога…
– Близко, близко, для верящих близко.
* * *

Кто-то крут, без текущих болячек,
Отойдёт и запустит в нас камень,
Чем ещё ваш итог обозначить –
Неприлично о возрасте даме.
Одноклассницы, сверстницы – бабки,
Но живые, есть пульс в Интернете,
Удивительный отклик о давнем,
Он о многих на фото ответит.

Даже классная где-то живая,
Но не вспомнит, нас много мелькало,
А мне год где-то выпало с края,
Не совсем я вписался в лекало.
Так о чём я, о бабках-девчонках,
Нынче праздник, я их поздравляю,
И дежурные лозунги звонко,
Пожеланья не вылететь в аут.
Пожеланья – чтоб мысль шевельнулась –
Мы зачем приходили в мир грешный?
Не затем, чтоб согнула сутулость,
И не прах перекладывать здешний…

Что ушли, их уже и не встретишь,
Издалёка стихом не поздравишь,
Мы друг другу навроде отметин,
А не так проходящие травы.
Где-то Свыше всем выпадет встреча,
Пожелаю, чтоб табель – не двойка,
За косички я вас не отмечу,
Здесь же чтоб – не больничная койка.
* * *

Нам не нужен с энергией холод,
Он в ослабленных входит невидим,
По костям моим прыгали, молот
Поработал и тело обидел.
Здесь и так еле ходят суставы,
Мы за зиму ржавеем без дела,
Кто и как в наших действиях правит?
Есть нагрузка – что гирей слетела.

Придавила по факту, нож к горлу,
И безропотно всё выполняешь,
Из последних силёночек, гордо,
А не ждёшь тихо оттепель в мае.
Да, бывали моменты суровей,
Я в лесах и за 30 ишачил,
Не чихнул, и не дёрнулся бровью,
Был же молод и выпотел драчу.
А сейчас я не тот, я слабее,
Но и пищи для холода мало,
Мы немного, чуть-чуть попотели,
И здоровье для лета осталось.

Как всё просто в очищенном теле:
Всё без слизи, без солей, без шлаков,
И болячки, молюсь – улетели,
Что остались – бить молотом браки.
Молот, нужен, конечно, в духовном,
Там с энергией лютой лукавый,
Он на душу обиженный кровно…
– Бог же нас покаянием правит.
* * *

Отделение тела от духа
Происходит незримо в болезни,
Когда мысли неумолчно кружат,
Тела плоть приковали железно.
Где-то прыгают-скачут спортсмены,
Головой отбивают в футболе,
А в болезни все труп – неизменно,
В голове проясняет от боли.

Но не всем дадут чудо-болячки,
Есть такие, что кол им затесан
На главе, приготовленный ящик,
Но всё прыгают в музыке с бесом.
На таких богатеют аптеки,
Фармацевты химичат микстуры,
Это псевдо подобье опеки,
Но не скроете гримом натуры.
Часть натуры вылазит в болезни,
За соломинку схватит утопший,
Но молиться намного полезней,
Есть такой опыт, с выводом общим.

Корешки много лучше и травы,
В них накоплено силы природной,
Но не всем открывается правый
Этот путь исцеления, годный.
Есть такие, что кол им затесан…
Опять сказка, про белую бяку…
Отделиться при жизни от беса,
Не погибнуть паршивой собакой.
* * *

Принудительной чудо-очистке
Нас подвергнут и без голоданья:
Грязи нет, очищение близко –
Это есть у создания знанье.
Звери сразу в отказе от пищи,
У животных инстинкт, и он лечит,
Что же люди ослепшие ищут,
И взвалили груз боли на плечи.

Чем сильнее лекарство от боли,
Тем и вирус новее и круче,
Не придумать защиту от доли,
Этим будет и крепкий замучен.
Так дано – от глубин всех историй,
Приходили чума и холера,
И народы изведали горе:
На горбу, на желудке и вере.
Где-то, правда, спасенье в желудке,
Где-то долю принять и смириться,
Вера – это, понятно, не шутка,
Да здесь голод – показанный в лицах.

Этим чудом спасались святые,
И не только оковы, но душу.
Все однажды, когда-то, почиют,
Душу всё же попросят послушать.
Чем жила, чем в миру очищалась,
Это есть где-то в ангельском списке,
Да, спасли где-то в теле, но жалость –
Там где пропуск отказано в иске…
* * *

Все мы разные видим картины,
Это, видно, зависит от цвета
Тех очков, что смогли мы надвинуть
На глаза, и от внутренних клеток.
Ну, наружное, это понятно
Не от нас – это мода и вид понта,
Виды клеток? – генетика знатно
Поработала здесь над потомком.

Здесь грехи от Адама и Евы,
Все зигзаги родов, повороты,
Это жребий, бывает суровый,
Он не сразу приходит – вид кроткий.
Это личное дело персоны:
Где, куда направление – вектор,
Здесь очков предлагаются тонны,
И за кадром услужливый лектор.
Он нашепчет, что надо, лукаво,
Он души направление чует,
И не даст рассуждения здраво,
Все враги, что вдалёке от сует.

Не понять нам, что мир многогранный,
Он в очках представляется плоско,
В них чужие заметны изъяны,
А свои, что есть брёвна, не броски.
Поясняется с виду картина,
Если внутренним взором окинуть:
Все слепые пред Богом единым,
Но есть Путь, и он выведет к Сыну.
* * *

Воспою пламя зимней калины,
И её красоту и живучесть,
Обклевали рябину у тына,
Ей же лучшая выпала участь.
Пусть горька она с осени малость:
Улетят перелётные птицы,
И зимой свиристелей дождались,
Снегири предерзнут поселиться.

Воробьи её мало тревожат,
И сороки, те так – любопытны,
Эти сцены оконное ложе
Мне рисует, покажет попытки.
Мне понравились эти театры,
Я ещё посажу – просит место,
И рассады полно, я же знатный
Садовод стал окрестности, честно.
Лучше первым – пусть в малом селенье,
Чем не знай кто и в городе сером,
Неумышленны вышли творенья,
И удача здесь выросла делом.

Можжевельник, калина и шпанка,
Что ирга – по научному виду,
А у нас это изгородь, танком
Её разве что смогут обидеть.
Эти зимние сельские сцены…
Не Некрасов, но родину чую…
Это жизнь, её опыт беЗценный,
С красотой и отрывом от сует.
* * *

Ощущать чистоту, что от снега –
Это вечная русская доля,
Мы простором приучены бегать
Не в горах, где у шведов неволя.
И в Канаде – леса да озёра,
И Аляска – угрюмое царство,
А нам дали до боли простора,
И душа развернулась здесь жарко.

Все слыхали про русскую душу,
Про её широту и сердечность,
Не с фальшивою маской задушит,
А сразит врага честною сечью.
Мы и в Сирии честны с арабом,
С армянином и мал-алавитом,
Там османы с Израилем грабят,
И опять христиане убиты.
Там замешана куча религий:
Фанатизм, англосакские шашни,
И банально – России вериги:
Разгребать и возделывать пашню.

Там нечистые все отношенья:
Компромиссы и курдские сделки,
Там на нефти пирует мошенник,
Но всё зыбко, беЗчестно и мелко.
Убежать нам нельзя – мы в союзе,
Как и половцев, их не оставим,
Мы за честные Божии узы,
Мы за чистую ратную славу.
* * *

Где луна одинокая бродит?
Всё равно мне – итог неизменен…
У души показали мне роды:
Заблужденья, исканья и тени.
Через это чуть-чуть отстраненье
Всё яснее и чище картинка:
И где угол исканья не деньги –
Смысл жизни и нужная инфа.

Сразу видишь и руку Господню,
Он же рядом и сразу подхватит,
И даёт преестественно сходни,
И пути исправленья от вмятин.
Это новый неведомый ракурс,
Через свежие явные факты,
Не на старых поверхностях, раком,
А вперёд продвижения такты.
Неизвестные эти сюжеты
Вылезают в обыденность жизни,
Их не ждёшь, но молитвой задеты
Очень многие важные числа.

Нам механика та непонятна,
Она есть – как зацеп шестерёнок,
Отведёшь ты редуктор, но молот
Всё приблизит, и вновь ты ребёнок.
Познаёшь снова трение ближних,
Кто встречает на этом этапе,
Одиночества атом не лишний,
Он в мозаике будет не заперт.
* * *

Кто подобьем сравнится с Аврамом
И судьбою, из лидеров новых,
У народа тяжёлая драма –
Приложенье в исканьях суровых.
Это мелочь – страданья песчинок,
Там у лидеров – личные счёты,
Там за женщин идёт поединок,
И в конце подготовили отдых.

Против лидера вылезет ропот:
Так велось от времён Моисея,
Их давили и в розницу, оптом,
И расходный песок не жалеют.
Нам запудрили голову братством,
Этим равенством, псевдо свободой,
И откуда бы выбору взяться –
Это лидеры думают годы.
Так казнили с семьёй Николая,
Получили естественно казус,
У державы история злая,
Всё идёт, как положено, с зада.

Бородатый наш лидер иль лысый –
Там не этот убогий критерий,
Кто-то Свыше историю пишет,
Открывает страданию двери.
Всё сойдётся по кругу в Писанье,
И не лидеры – лично ответим…
Злато город – для отдыха зданье…
– Драма, драма и вера с приветом.
* * *

Мы дождались заметной капели,
По чуть-чуть очищаются крыши,
И пускай поезд тронулся еле,
Но мы верим – что зов жить услышан.
И мы верим в весеннее солнце,
Что оно приближает орбиту
Для Земли, с наклонением тонким,
Чтоб не сжечь, и чтоб жизнь не убита.

Всё по-тихому, ласково, нежно,
Не губя и не прошлым потопом,
Через холод вернулась надежда
На плоды и накопленный опыт.
Виноград без плодов – где экватор,
Он без цели растёт, расширяясь,
Да, осталась железная хватка,
Но зачем всем пародия рая…
Этот «рай» здесь убогие строят:
Кто числом, кто количеством денег,
Без плодов – это с выводом двоек,
Что в журнале людей и растений.

Без плодов у нас тоже всё в топку:
Сорняки, паразиты, уроды,
Это явь и селекции опыт,
Это вывод духовной природы.
Да, сурово на севере русским:
Умирали, но снова воскресли,
Видим – Свет идёт лучиком узким,
Значит, будут плоды и без «если».
* * *

Прибираться с пылинками праха –
Это просьба жены перед Пасхой,
Мне не очень-то хочется лапать
Эту муть, но и спорить опасно.
Полежу я ещё на постели,
Половлю вдохновение молча,
Да и силы тихонько слетели,
Мы же нужные поприща топчем.

Прибираться пред Пасхой – святое,
Это праздник души, но и тела,
Утруждение этого стоит,
Не такая уж мелкая мелочь.
Ощущать чистоту мы привыкли –
Это предков старинный обычай,
Не нужны здесь особые крики,
Пропаганда и лозунги-кличи.
Эту тему привили и детям:
Они тоже очистят жилище,
И до внуков дотянем приметы,
Что мы вместе становимся чище.

Так и вместе очистим державу:
Закоулки очистим и ниши,
Этой мути до ужаса, ржавой,
Накопился опасный излишек.
Да, не хочется пачкаться с грязью,
Но так надо – святая примета…
Покаянием ветхое слазит,
А для чистых и Светлое светит.
* * *

Снова мысль про нейронные связи,
А где сам зафиксирован свиток?
Он у ангела в трубочку влазит –
Там и слово, и дело прибиты.
Мы не в прахе же будем томиться,
Где-то блок нашей сущности вставлен,
Там итог зафиксирован в лицах,
Всё прошедшее в поисках дальних.

Мы же ищем всё время мгновенья
Тех страстей, куда выкинут связи:
Там каналы, проходы, деленья,
Копошенья, мечтанья и дрязги.
Не понять это технокартинкой,
Не объять приблизительно, мутно…
И там нет золотой серединки,
Чтоб прибить направленья минутных.
Нас кидает то вправо, то влево,
То к Отцу, то на тёмное тянет,
Это вектор до ада, на Небо,
До святыни иль низко – до мани.

Этот мир – англосакские деньги
Полонили и мысли, и ниши,
Притомили всё сущее тенью,
Где-то Зверь всё в компьютеры пишет.
Зафиксирует где-то шестёрки,
Да, тяжёлый немыслимо свиток…
Обнулить его можно отвёрткой,
Когда мысли о прахе убиты.






Стихи-откровения осени и зимы 2018 года

Цикл "Я Тебя никогда не забуду"

весь цикл - http://stihidl.ru/poem/324680/
4 часть -

  • Currently 0.00/5

Рейтинг стихотворения: 0.0
0 человек проголосовало

Голосовать имеют возможность только зарегистрированные пользователи!
зарегистрироваться

 

Добавить свой комментарий:
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи
  • Алекс Тим    дата:2018-02-28 14:51
    28.02

    Где огонь, где вода,
    где фальшивые медные трубы?
    Не дано нам понять,
    это после подводят итог,
    Но мы видим дыхание:
    стен расширение, убыль,
    И попытки положить
    державу вредительством с ног.

    Кто мы есть – мураши,
    незаметные мизеры в стенках,
    Миллионы козявок
    и кто направляет наш путь?
    И потоки миграций,
    слепых, обессиленных пленных,
    Жернова заходили:
    вода или пепел – держись.

    Нам хотелось бы труб,
    ну, немного увидеть рассвета…
    Повернулся подсолнух
    чуть-чуть, но туда где восход,
    Но нам хочется верить,
    что трудности наших ответов
    Помогают увидеть,
    что Свет воскресенья – Восток.



  • Алекс Тим    дата:2018-03-01 09:52
    01.03

    «Пролетающий ангел» –
    его я в кино не увидел,
    Но он рядом в картине,
    реально вписался в кино,
    И реально вписалось
    к чему же приводят обиды,
    И не ждёшь почему-то,
    волнуясь, концовки иной.

    И простая идея,
    а может, и сложная сказка,
    Помогает поверить
    в довольно банальный сюжет,
    Ощущенье такое,
    что много становиться ясно,
    Хотя нет у нас дара
    предвидеть проступки людей.

    Всё сложнее у сирот,
    у дев, что пока что без мужа,
    У родителей драмы
    бывают почище кино,
    А для всех остальных –
    это где-то случается ужас…
    Но кто верит – в молитве,
    в молитве прошений давно.

    После фильма "Ангел пролетел"